мерная икона Святитель Афанасий (Сахаров), епископ Ковровский

Родился будущий епископ Афанасий (Сергей Григорьевич Сахаров) 2 июля (по старому стилю) 1887 года.

Родители Сергея, Григорий и Матрона, жили во Владимире. Отец, уроженец Суздаля, был надворным советником, мать происходила из крестьян. Их доброта и благочестие стали благодатной почвой, на которой взрастали духовные дарования их единственного сына. Нареченный в честь "печальника земли русской" преподобного Сергия Радонежского, будущий Владыка глубоко воспринял беззаветную любовь к Церкви и Отечеству, которая так отличала преподобного.

Детские и юношеские годы Сергия Сахарова прошли в древнем и святом граде Владимире на Клязьме.

Трудности и испытания в жизни Сергия начались с малолетства, став той жизненной средой, в которой он духовно мужал. Отца мальчик лишился в раннем возрасте, но в матери своей нашел все, что нужно было для достойного вхождения в жизнь. Она желала видеть его в монашеском чине, и за это Сергий был признателен ей всю жизнь.

Сергий охотно ходил в приходскую церковь, никогда не тяготился продолжительностью церковных служб. Богослужение, как высшая степень молитвы, было главной любовью будущего Владыки. Он с детства предощущал себя служителем Церкви и даже сверстникам своим дерзновенно говорил, что будет архиереем.

Благочестивый отрок легко выучился рукоделию, мог шить и вышивать даже церковные облачения. Это очень пригодилось ему в дальнейшем, во время ссылок и лагерей, когда он шил облачения и ризы для икон. Однажды Владыка изготовил даже специальный походный антиминс, на котором литургисал для заключенных. Сохранилась вышитая им Плащаница Спасителя.

Начальное учение давалось отроку Сергию нелегко, но он не ослабевал в прилежании, и Господь щедро благословил своего будущего служителя и исповедника. Владимирскую Духовную семинарию, а затем и Московскую Духовную академию он, неожиданно для всех, окончил весьма успешно. Впрочем, это не изменило его скромного и смиренного отношения к людям.

Особенно серьезно будущий Владыка углубился в вопросы литургики и агиологии. В Богослужении находил он для себя особое богословие, будучи очень внимательным к тексту Богослужебных книг. На полях личных Богослужебных книг Владыки можно найти множество примечаний, уточнений, разъяснений особо трудных слов.

Первым учителем и духовным наставником Сергия был архиепископ Владимирский Николай (Налимов), оставивший по себе благоговейную память. Следующим педагогом стал известный богослов и строгий аскет, ректор Московской Духовной академии епископ Феодор (Поздеевский), который и постриг его в храме Покрова Божией Матери с именем Афанасий, в честь Патриарха Цареградского. От руки владыки Феодора монах Афанасий получает посвящение сначала во иеродиакона, а потом и в иеромонаха. Но именно монашеский постриг владыка Афанасий ценил каким-то особым образом.

Церковные послушания владыки Афанасия начались с Полтавской Духовной семинарии, где его сразу заметили как талантливого преподавателя. Но в полную силу ученого-богослова Владыка вошел в родной Владимирской семинарии, проявив себя убежденным и вдохновенным благовестником Слова Божия. Его вводят в Епархиальный совет, возлагают ответственность за состояние проповеди на приходах епархии. Он же заведует беседами и чтениями при Успенском кафедральном соборе, освещая многие злободневные вопросы тогдашнего времени.

Иеромонаху Афанасию было тридцать лет, когда в России произошла революция. В это время начали часто собираться так называемые "епархиальные съезды", на которых поднимали голову люди, враждебные вековым православным устоям русской жизни. Все это требовало строгой церковной оценки и должного отпора.

Новая власть начала грубое глумление над мощами святых угодников Божиих, истребление духовенства и разорение православных храмов.

В 1919 году в ходе антирелигиозной кампании началось глумление над тем, что особенно дорого Православию, — нетленными останками святых угодников. Во Владимире, как и в других русских городах, в агитационных целях прошла так называемая демонстрация вскрытых мощей народу: их выставляли на всеобщее обозрение в обнаженном виде. Чтобы пресечь надругательство, владимирское духовенство под руководством иеромонаха Афанасия, члена епархиального совета, установило в Успенском соборе дежурство.

Вскоре священноначалие ставит ревностного пастыря на ответственное место: его (уже в сане архимандрита) назначают наместником двух древних монастырей епархии — Боголюбского и Владимирского Рождества Пресвятой Богородицы.

Важнейшим и переломным событием в жизни владыки Афанасия стало поставление его из архимандритов во епископа Ковровского, викария Владимирской епархии. Произошло это в Нижнем Новгороде, в день памяти преподобного Сампсона Странноприимца, 10 июля 1921 г. Возглавил хиротонию митрополит Владимирский Сергий (Страгородский), будущий Патриарх Московский и Всея Руси.

Главной заботой и болью святительского подвига владыки Афанасия было не противодействие властей, не разруха и даже не закрытие храмов и монастырей, а появление внутри Церкви нового раскола, известного под именем "обновленчества".

Святитель Афанасий объяснял своей пастве, что раскольники, восставшие против канонического епископата, возглавляемого Патриархом Тихоном, не имеют права совершать Таинства, а потому храмы, в которых они совершают Богослужения, безблагодатны. Он заново освящал оскверненные раскольниками церкви, увещевал отступников приносить покаяние вместе с приходом, обличая тех, кто не раскаялся. Запрещая общаться с обновленцами, чтобы усрамить их, он при этом просил не питать к ним злобы за захват ими православных святынь, так как святые, как говорил Преосвященный, всегда бывают духом только с православными.

Первый арест святителя произошел 30 марта 1922 года. Он положил начало многолетним тюремным мытарствам владыки Афанасия. Но, как это ни покажется странным, положение заключенного Владыка считал более легким, чем положение тех, кто, оставаясь на воле, терпел бесчисленные притеснения от обновленцев. Он даже называл тюрьму "изолятором от обновленческой эпидемии".

Путь Владыки по тюрьмам и ссылкам был нескончаемым и изнурительным: тюрьмы — Владимирская, Таганская в Москве, Зырянская, Туруханская, лагеря — Соловецкий, Беломоро-Балтийский, Онежский, Мариинские в Кемеровской обл., Темниковские в Мордовии.

9 ноября 1951 года окончился последний срок лагерных мытарств шестидесятичетырехлетнего Святителя. Но и после этого его держали в полной неизвестности о дальнейшей судьбе, а затем в принудительном порядке поместили в дом инвалидов на станции Потьма (в Мордовии), где режим почти не отличался от лагерного.

Еще в августе 1962 года владыка Афанасий начал говорить, что ему пора умирать. Когда однажды ему ответили, что близкие чада не перенесут разлуки с ним, он строго заметил: "Разве можно так привязываться к человеку? Этим мы нарушаем свою любовь ко Господу. Не одни ведь, а с Господом остаетесь".

Все уже чувствовали последние дни своего архипастыря. Начали съезжаться друзья. Приехал протоиерей Иосиф, близкий человек, который соборовал и причащал ослабевшего Владыку. Больной всех узнавал, но уже плохо помнил их имена.

В воскресенье 28 октября 1962 года, на память святителя Иоанна Суздальского, Святитель тихо предал свой дух Богу. Он предсказал этот день и час заранее.

Во вторник 30 октября в доме Владыки игумен Кирилл (Павлов) служил Великую панихиду. Лик почившего был светлым и благостным, а тело не имело ни малейших признаков тления. После панихиды гроб с телом владыки Афанасия повезли во Владимир, в Успенский собор, где после вечернего Богослужения под праздник Апостола и Евангелиста Луки друг святителя Афанасия архиепископ Симон (Ивановский) в сослужении протоиерея Иосифа и еще одиннадцати священников совершил великую панихиду.

До утра собор не закрывали, и всю ночь он был полон народа. Читалось Святое Евангелие, служились панихиды и литии. Материя, которой был обтянут гроб, к моменту выноса на кладбище в некоторых местах была протерта до дерева — столько людей прощалось с почившим Святителем.

Преосвященного Афанасия погребли на кладбище близ Князь-Владимирского храма, слева от могилы его матери.

мерная икона
" Святитель Афанасий (Сахаров), епископ Ковровский"

доска-липовая с левкасом,
краски-яичная темпера,
позолота- сусальным золотом .